Последние блоги

Священный жук

Юмореска
* * *
Саша приехал в деревню последним автобусом. Дед с бабкой, как всегда, не сидели без дела — он плёл корзину из ивовых прутьев, она сыпала корм курам.
— Внучек, Сашенька! — Обрадовались старики. Бабушка стала готовить угощение — в хорошую летнюю погоду они вечеряли за столом, стоящим под раскидистой яблоней. Когда втроем собрались вокруг самовара, начались разговоры за жизнь — после долгой разлуки хотелось обсудить всё — от Сашиной учёбы в институте до бабушкиной работы при церкви. Речь зашла и об инфляции.
— Как у нас в городе картошка подорожала! Словно редкий деликатес. — Воскликнул Саша, который, будучи бедным студентом, на ценники смотрел внимательно.
— И у нас, внучек.
— Но прочие овощи не так уж сильно в цене подскочили. Странно.
— С картошкой, внучек, — дело особое. — Многозначительно начал дед. И тут в Сашину чашку с чаем упал колорадский жук — неудачно приземлился. Дед выхватил насекомое из чая, подул на полосатую спинку:
— Обжёгся, наверное, бедолага. — И бережно посадил на лужайку.
— А ты прямо в огород его отнеси, — ехидно заметила бабушка.
— И отнесу. — Строго сказал дед, но жук уже затерялся среди травы.
— Что за церемонии? — Удивился Саша, знавший, каким проклятьем для деревенских огородов являются эти вредители. Чай брезгливо выплеснул.
— Видишь ли, Сашенька, по телевизору всё прошлое лето рассказывали, что «колорадами» наших ребят называют, которые в бандеровской Украине фашистов бьют. Будто сравнивают их проклятые «укропы» с колорадскими жуками за вот эту ленточку, символ победы над злодеем Гитлером. — И дед показал на георгиевскую ленточку, привязанную к своей выгоревшей на солнце клетчатой рубашке. Тут он подобрал со стола ещё одного колорадского жука и посадил на ленточку, Саша растерянно сказал:
— Да, гармонирует.
Тут он заметил, что жуков вокруг видимо-невидимо. Они даже перелетали стайками в небе, и стадами переползали дорожку.
— От соседей идут. Видно у них картошка невкусная, генно-модифицированная, семена из Польши. — Сообщил дед. — Зато у нас настоящая, отечественная. Ты заметь, Саша, у «колорадов» личинки красненькие. Есть в этом, что ни говори, для меня, коммуниста, глубокий смысл.
— Глубокий… Вот обгрызут всю ботву. Расплодились, картошки им уже не хватает, и на помидоры кидаются, и на свеклу, всё подряд трескать готовы. — Раздраженно сказала бабушка.
— Что-нибудь и нам оставят. Но не могу я их губить, душа не лежит к такому смертоубийству. И многие сельчане теперь говорят, что рука у них на «колорада» не поднимается. Жучку и так тяжело, к примеру, зимой. — Отвечал дед. — Может, учёные выведут новый сорт картошки, который они не едят. Лет через семь.
— Мы к тому времени от голода преставимся. — Трезво заметила бабушка.
— В Индии священное животное — корова, её нельзя убить, ударить, но это полезное животное. — Сказал Саша. — А ваш священный жук только всё пожирает на своём пути. И гадит.
— Но ведь как скажут о «колорадах», так и вспоминаются… — Печально завёл своё старый большевик.
Саша вытащил из салата очередного жука, вручил его деду, который стал бережно стирать с физиономии существа майонез.
Поблагодарил бабушку за угощение.
Спалось в светлой горенке сладко. Но бабушка разбудила на заре. Шопотом сказала:
— Пойдём, внучек. У меня-то уж сил нет, на тебя вся надежда…
Крадучись, мимо храпящего деда, в изголовье которого висел плакат с узкоглазыми солдатами и подписью «Вежливые люди», вышли из дома на широкий огород.
— Вспомнил, бабушка, у древних египтян тоже был священный жук, тот скатывал шарики из навоза. — Сообщил Саша.
— Такие нам по телевизору брешут. — Неполиткорректно заметила бабушка. — Смотри-ка, что я приготовила.
Она вынула из лопухов аппарат, с помощью которого опрыскивают картошку.
— Там дуст, внучек. Пока никто не видит, обработай, ради Бога, грядки. Они, конечно, с других огородов опять наползут, но всё-таки… Вот и респиратор.
Саша взял аппарат и начал обработку. Бабушка вернулась в дом, чтобы задержать деда, если тот решит поутру полюбоваться родными «колорадами». Через некоторое время Сашу окликнули — на соседнем огороде стоял пожилой мужик и встревоженно наблюдал:
— Эй, парень, ты что это творишь?
— Картошку обрабатываю. — Невозмутимо ответил Саша.
— Да ведь это «колорады»!
— А кто же ещё.
— У нас в селе говорят, что вдруг, ежели мы станет их травить, нашим ребятам там, — он махнул рукой куда-то в сторону восхода, — худо будет.
— Но официального запрета уничтожать паразитов нет?
— Нет. — Притих мужик.
Тут Саша заметил, что и на прочих огородах в тумане суетятся хозяева. Таясь друг от друга, крестьяне избавлялись от «колорадов» — кто-то собирал насекомых в банку с керосином, кто-то, макая веник в ведро с хлорофосом, обрызгивал ботву…
Что бы ни выдумывали политтехнологи, а когда речь заходит о выживании, к народу поневоле возвращается здравый смысл.
© Влада ЧЕРКАСОВА
comments powered by Disqus