Последние блоги


Служба финансовых расследований – для чего она нужна в Украине?



Вадим Мельник и Вячеслав Некрасов — соавторы «Концепции противодействия экономической преступности в контексте обеспечения экономической безопасности Украины и определения места органа финансовых расследований в этом процессе», рассказывают о том, как вывести теневой бизнес «на чистую воду» и как с помощью всего лишь одной команды специалистов-аналитиков значительно уменьшить коррупцию в стране.

Предлагаемая концепция носит системный характер, а бороться иначе с преступными схемами коррупционеров — это «воевать с ветряными мельницами». Пришло время в Украине заканчивать с «дон-кихотством», то есть бороться с воображаемыми врагами фрагментарно и бесцельно тратить силы, а при этом делать вид, будто коррупция худо-бедно искореняется.




Широкие полномочия и доверие людей

— Финансовая полиция. Это словосочетание наводит страх на обывателя на Западе и совсем непонятно простому украинцу. Но между тем, идею создания такого органа у нас обсуждают не первый год – слишком уж притягательна та безотказность, с которой работает подобный механизм в развитых странах, не щадя ни миллиардеров, ни нищих, желающих поживиться за чужой счет. Впрочем, далее обсуждений процесс пока не продвинулся. Почему? И по какой причине вы, эксперты в сфере финансовых преступлений, решили всерьез взяться за теорию и практику такой реформы в правоохранительных органах?



Вадим Мельник, экс-начальник Главного следственного управления финансовых расследований Государственной фискальной службы Украины (на фото):

— Финансовая полиция – это не совсем корректный термин для определения полномочий органа, создание которого описывает документ – та самая Концепция противодействия экономической преступности, созданный нашей соавторской группой – мной, Вячеславом Анатольевичем (Некрасовым, – ред.) и Александром Корыстиным. Финансовая полиция в свете всех предлагаемых нами в этом документе шагов по реформированию правоохранительной системы является лишь одним из элементов. Мы же нацелены на создание полномочного органа, призванного в первую очередь обеспечить финансовую безопасность Украины.

Служба финансовых расследований (СФР), как мы ее видим, будет иметь вполне понятные полномочия, определяемые соответствующим законом, уголовно-процессуальным кодексом и другими нормами действующего законодательства.

Чтобы понять специфику этих полномочий, стоит учесть тот факт, что СФР будет заниматься любым субъектом, который посягает на государственный бюджет путем уклонения от уплаты налогов или расхищая его. В круг таких субъектов входит не только сам нарушитель, но и все участники способствующие ему в этом – госслужащие, предприниматели, правоохранители, криминалитет. Ведь главный принцип работы новой службы, который будет отличать ее от других структур, состоит не в наказании отдельных лиц, а в комплексном выявлении преступных схем, направленных как на сокрытие налогов, так и на расхищение бюджетных средств. То есть, именно системный подход к расследованию хищений позволит эффективно бороться с коррупцией – явлением, без которого существование теневой экономики попросту невозможно.

Исходя из задач, которые возлагаются на СФР, становится очевидным, что этот орган обязан быть независимым. Он не должен замыкаться на органы власти, так как эти органы являются контролирующими как по поступлению налогов в бюджет, так и по их расходованию. Подчиняться тому, кого надо проверять на предмет к причастности к преступным схемам – нелогично, правда?



Вячеслав Некрасов, кандидат юридических наук, эксперт в области финансовых расследований (на фото):

— Каким образом родилась наша концепция? Это было продиктовано самой ситуацией, которая сегодня сложилась в государстве. Мы видим, что в течение последних 10 лет в Украине обсуждается вопрос реформирования налоговой милиции. Но всегда – в ключе полной ликвидации этого органа. А это приводит к очень негативным последствиям. Даже работающая сегодня, но в очень урезанном виде, налоговая милиция существенно ограничена в своих полномочиях.

Все очень много говорят о судебной реформе, реформе правоохранительных органов. А какая же идея должна быть заложена в процесс реформирования правоохранительных органов?

Мы сформировали шесть ключевых положений, за счет которых можно решить проблему вывода бизнеса из тени, организовать эффективную борьбу с коррупцией, предоставить предпринимателям четкие и понятные условия работы на рынке.

Первая проблема – это, конечно же, запуск механизма детенизации экономики. Именно теневой сектор сегодня продуцирует объем коррупционных средств, который идет на подкуп чиновников. Которые, в свою очередь, «крышуют» огромное количество преступных финансовых схем в ущерб бюджету страны.

Каким же образом мы предлагаем справляться с этим явлением? Посредством упрощения и оптимизации процедуры досудебного расследования, которая сегодня существенно повышает коррупционные риски. Система досудебного расследования сложна, громоздка, противоречива, а потому и неэффективна, благодаря чему до суда у нас доходят только единичные случаи коррупции и казнокрадства. Ведь чем сложнее закон – тем больше в нем лазеек. Разработка и принятие эффективной законодательной базы, в рамках которой мы сначала аргументируем, а потом пытаемся наказать, позволит существенно повысить уровень эффективности работы всех антикоррупционных органов в государстве.

Еще один необходимый фактор – это формирование доверия к правоохранительному органу. Когда лицо имеет властные полномочия и должно принимать определенные решения, общество должно ему доверять. И те люди, которые сегодня пытаются подорвать доверие к правоохранительным структурам – не к отдельным их представителям, а именно к институтам власти в целом – они фактически рубят сук, на котором сидят.

Этим очень, кстати, грешит во все времена наша оппозиция. Независимо от того, какая в данный момент политсила является оппозиционной к правительству, первое, что она делает, — начинает подрывать авторитет власти. При этом все начисто забывают о том, что сами же, сев в желанные кресла, будут страдать от плодов собственного критиканства.

Мы же, предлагая изменить принцип расследования финансовых преступлений, тем самым получаем шанс изменить сам подход ко взаимоотношениям общества с правоохранительной системой. И в основе здесь – аналитика.

«Сектор А». Зачем аналитики в службе финансовых расследований?

— Сегодня действительно существует достаточное количество экспертных мнений – о том, что будущая служба финансовых расследований должна быть аналитической. Но как это применить на практике? Вы хотите создать в недрах службы финрасследований некую команду экспертов? Чем они будут заниматься?

Вадим Мельник:

— Обучаясь у ведущих европейских специалистов, мы получили видение принципов формирования этой системы. Ведь сегодня правоохранительные органы сконцентрированы в первую очередь на проверке лиц на причастность к преступлению — и это очень раздражает бизнес. В ответ на это раздражение законодатель пытается любым способом за щитить предпринимателей от чрезмерного давления.

Мы же считаем, что очередность следственных действия нужно изменить, сосредоточившись в первую очередь не на расследовании единичных случаев совершенных преступлений конкретным субъектом хозяйствования, а на так называемом «разматывании клубка» — вычленении всех преступных финансовых схем, коррупционных связей и в итоге – конечных бенефициаров полученной выгоды.

Иными словами, наша задача – не схватить вора за руку, а сделать так, чтобы он привел нас в свой притон. Создание аналитической службы в составе СФР окажет стране неоценимую услугу.

— Финансовая полиция на Западе, где работают законы, и у нас, где за налоговые декларации с указанными вагонами налички никого не наказывают – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Вы действительно считаете, что финполиция в Украине будет именно такой, какой Вы ее задумали? И видите ли Вы реальные механизмы защиты своего детища от той же внутренней коррупции – явления, которое хоронит любую реформу в нашей стране?

Вадим Мельник:

— Коррупция существует там, где есть непрозрачные и зарегулированные процедуры, двоякая трактовка нормативных документов. По ходу разработки своей концепции мы максимально стремились так выстроить систему организации работы, чтобы свести к минимуму коррупционные риски. Мы этому придаем первоочередное значение.

Вячеслав Некрасов:

— Нам действительно часто задают вопрос: «Как вы намерены минимизировать угрозу возникновения внутренней коррупции в будущей службе финансовых расследований Украины?».

Отвечаем: с помощью тех же аналитиков и применения западной модели.

Мы предлагаем использовать в Украине хороший образец мирового опыта — так называемые «конференции», открытые совещания с привлечением большого количества экспертов-участников, вниманию которых аналитическая служба и будет представлять итоги своей работы по тому или иному направлению. Такой «широкий отчет» даст возможность аналитической службе не только публично представить итоги проведенного исследования проблемы, но и дать свои рекомендации — с оценками рисков и угроз, основанными на большом объеме наработок.

Исходя из этого, выводы аналитиков станут аргументативной базой для дальнейших управленческих решений. Попробуйте в таких условиях совершить коррупционное деяние!

Эту систему противодействия коррупционным рискам мы и пытаемся сегодня прописать в проекте Закона о Службе финансовых расследований. Кто будет вносить этот законопроект? Покажет время. Мы знаем, что в данный момент уже существует законопроект, зарегистрированный Министерством финансов, и в нем есть много очень важных и полезных для общего дела моментов. Есть также очень много полезных вещей, предложенных Государственной фискальной службой.

Но именно процедура открытости и прозрачности — в первую очередь, в предоставлении отчета о проделанной аналитической работе и дальнейших предпринятых финслужбой шагах должна быть прописанной в законе максимально четко.

Заплати – не сядешь!

— Возвращаясь к вопросу давления на бизнес. Выявляя теневые схемы, СФР будет в любом случае производить следственные действия на предприятиях, которых подозревает в сокрытии доходов и получения прибыли нечестным путем.В то же время, буквально на прошлой неделе премьер Гройсман публично заявил, что не позволит контролирующим органам «давить на бизнес». Он даже поручил разработать законопроект, которым вводятся жесткие карательные меры по отношения к конфликтующим с предпринимателями чиновникам.Как же в такой ситуации будет работать СФР? О каких ее широких полномочиях тут можно говорить?

Вадим Мельник:

— Устаревшая система организации расследования — это не только рудимент, оставшийся нам от советской эпохи, но и механизм, который не дает нам должного эффекта. Мы говорим, что большое количество уголовных производств, которые начинаются вслед за актами проверок, после проведения досудебного расследования, затрат на это человеческого ресурса и времени — закрываются. То есть, мы тратим время на расследование, которое не приводит ни к чему.

Что касается запрета на вмешательство в деятельность бизнеса. Сегодня мы, как правило, начинаем свое расследование с акта налоговой проверки. Идем сразу к одному конкретному предприятию. Но это предприятие использует схему, которую используют также другие предприятия. А значит, проблему надо рассматривать более широко, полностью изменив модель организации работы.

Благодаря аналитическому подразделению будут выявляться комплексные схемы, которые приносят убытки государству. И мы будем четко понимать – кто задействован в схеме (перечень всех предприятий), кто «крышует» (чиновники, правоохранители и т.д.), какие между ними связи и каков полный объем украденных средств. То есть, полная картина, а не отдельные лоскуты в виде тут же рассыпающихся дел.

И только имея на руках весь комплекс аналитических исследований, мы можем идти на предприятие с проверкой.

— Какое же наказание для участников преступных финансовых схем Вы считаете наиболее действенным?

Наша задача — не посадить бизнесмена в тюрьму. Мы заинтересованы в том, чтобы он возместил убытки и заплатил налоги. Ведь очень часто предприниматель просто вынужден уходить в тень. По-другому на фоне тех, кого «крышуют» и кто демпингует, ему просто не выжить.

Да, мы будем идти на предприятия. Мы будем расследовать уголовные преступления, которые там совершаются. Но каждый, кто будет уличен, получит право признать свою ошибку, заплатить деньги в бюджет и дальше работать честно и спокойно.

Чем Служба финансовых расследований отличается от НАБУ?

— В основе работы СФР будет лежать борьба с коррупцией как неотъемлемой составляющей теневого рынка. А не много ли у нас уже антикоррупционеров? Взятками занимается, и НАБУ, и СБУ, и прокуратура. А недавно о создании так называемых «антикоррупционных отделов» при отделениях полиции заявил и председатель Общественного совета при МВД Владимир Мартыненко.Будет ли отличаться от всего этого антикоррупционная деятельность финансовой полиции? И в каком ключе?

Вадим Мельник:

— На первый взгляд может показаться, что происходит дублирование функций. Но это не так.

Борьба с коррупцией будет сводиться больше не к конкретным фактам получения неправомерной выгоды, чем и занимаются в основном перечисленные Вами органы, а к установлению наличия коррупционного сегмента в работах конкретных преступных схем. В том числе — и отдельных фактов, которые касаются обеспечения и прикрытия незаконной деятельности по уклонению от уплаты налогов или по хищению из бюджета денежных средств. Такой сегмент криминальной инфраструктуры устанавливается, документируется противоправная деятельность и решается вопрос о привлечении к уголовной ответственности.

В данном случае лица, причастные к прикрытию или обеспечению работы незаконных схем, будут привлекаться к уголовной ответственности как соучастники совершения преступления, а также за получение неправомерной выгоды, если такие факты будут установлены и доказаны.

Критика должна быть конструктивной

— Есть такое изречение: если против реформы никто не протестует — значит, она не работает. Ваша инициативная группа настроена только на работу. Критики не боитесь? Вас уже начали критиковать?

Вадим Мельник:

— Я уверен в правильности выбранного пути. За идеей создания Службы финансовых расследований в Украине — большое будущее. Она сработает.

А критики мы не боимся. При этом, будучи абсолютно уверенными в своей правоте, ни в коем случае не претендуем на право первенства. Мы даже хотим, чтобы нас критиковали — но конструктивно, по делу.

Мы хотим, чтобы с нами сотрудничали. И обращаемся ко всем: пожалуйста, возьмите наши наработки, мы готовы работать вместе.

Вячеслав Некрасов:

— Мы уже встречались со многими политическими силами, которым предлагали именно этот проект. Мы действительно готовы сотрудничать, но избегая всяческих попыток использовать нашу идею для популяризации каких-то политических брендов или иных не слишком честных манипуляций.

Нам некуда ехать из этой страны. И мы понимаем, что есть люди, которые готовы использовать определенные схемы, чтобы быть к чему-то причастными. Потому что предложенный нами проект фактически и есть реальной реформой. Реформой – в системе организации деятельности правоохранительных органов. Реформой – в системе принятия управленческих решений.

Безусловно, будет критика. Но это будут больше просто оскорбления, чем желание вести конструктивный диалог. А мы рассчитываем на здоровые силы в обществе и власти, которые понимают, насколько важна реализация предлагаемой нами идеи — для будущего всей страны.

Нужно говорить с людьми

— Какими будут следующие шаги по реализации Вашей концепции? Заинтересованы ли Вы в привлечении общественности к своему проекту и каким образом Ваши единомышленники могут примкнуть к Вашей инициативной группе?

Вячеслав Некрасов:

— Те, кто не ведет дискуссию с простыми гражданами, с общественными организациями и гражданами движениями, поступают неправильно. Людям нужно объяснять — что такое Служба финансовых расследований и какой будет реальная польза от ее деятельности.

Поэтому мы используем любые площадки — для того, чтобы вести диалог с обществом и обосновывать свою позицию. Мы выступаем на научно-практических конференциях, встречаемся на больших совещаниях с политиками, экспертами и представителями общественных организаций. Мы говорим с бизнесменами — объясняя, в чем философия этой деятельности и как это будет полезно для них. Мы пытаемся разъяснять это простым людям — привлекаем их к этому процессу. Мы делаем все возможное, чтобы украинцы поверили: в этой стране все можно изменить к лучшему.

И мы уверены, что именно предлагаемая нами модель — самая прогрессивная. Убедиться в этом можно, увидев, как это уже работает в развитых странах мира, насколько она эффективна и как довольны люди.

Следующие шаги, которые мы намерены предпринять, — это отработка целого комплекса методологий по стратегическому, тактическому и операционному анализу, системе оценки рисков и принятия управленческих решений. Потому что все это должно быть формализовано в виде нормативных документов.

Кроме того, мы параллельно работаем над созданием так называемых тренинговых центров. Для этого мы активно привлекаем западных экспертов, с помощью которых получаем бесценный опыт работы в новом для нас направлении. Так, мы работаем сегодня вместе с Консультативной миссией Совета Европы — для того, чтобы она также помогла нам в этом процессе.

Нам нужно будет устанавливать определенные программные продукты, и мы уже ведем об этом переговоры — несмотря на отсутствие большой финансовой поддержки своей деятельности.

Но мы уверены, что эта работа с каждым днем будет привлекать все больше и больше единомышленников. А значит, концепция создания в Украине службы финансовых расследований будет реализована. И мы получим качественно иную модель взаимодействия власти, бизнеса и общества, направленную на кардинальное улучшение экономической ситуации в стране.

Беседу вела Елена ЖУРА

Источник: http://n-v.com.ua/sluzhba-finansovyx-rassledovanij-dlya-chego-ona-nuzhna-v-ukraine/

«Мы обязаны вычислять коррупционный сегмент. А иначе будет нам грош цена» — Вадим МЕЛЬНИК, финансовый эксперт



Как остановить тотальное воровство в стране? Как вывести из тени миллиарды финансовых средств, которые сегодня прячут украинцы, не желая платить налоги? Почему в Украине вопросами коррупции и хищений сегодня занимается сразу несколько силовых ведомств, но результаты этой работы еще очень далеки от совершенства?

Cможет ли решить эту проблему создание финансовой полиции — самого действенного инструмента борьбы с экономическими преступлениями во всем цивилизованном мире. И самое главное — как нам побороть коррупцию?


Свои ответы на эти вопросы представил общественности Вадим Мельник — многолетний главный финансовый следователь страны, экс-начальник Главного следственного управления финансовых расследований Государственной фискальной службы Украины.

Сегодня Вадим Иванович — один из самых признанных экспертов в вопросах борьбы с экономической преступностью. Он — автор научного проекта «Концепция противодействия экономической преступности в контексте обеспечения экономической безопасности Украины и определения места органа финансовых расследований в этом процессе».

В основе этого документа лежат предложения по организации в Украине службы финансовых расследований. Органа, благодаря которому, в Европе и США удалось победить воровство, коррупцию и сокрытие налогов. Службы, перед которой все равны — актеры и политики, спортсмены и президенты.

— Вадим Иванович, не секрет, что уровень преступности в отечественной экономике последних лет стал просто катастрофическим. «Налоги платят только трусы» — этим изречением руководствуются десятки тысяч так называемых «предпринимателей», которые получают миллиардные доходы от теневых сделок. Контролировать их, по сути, некому. И это, как ни странно, устраивает многих даже больше, чем гипотетическое внедрение инициатив по снижению налоговой нагрузки. Получается, что тот же «Налоговый Майдан», который разразился в Украине после поправок в Налоговый Кодекс, захлебнулся по двум причинам. Первая — упорный отказ власти от реального диалога с бизнесом. И вторая, проистекающая из первой — бизнес, разуверившись в диалоге с властью, махнул рукой и ушел в тень.

А ведь это — колоссальные дыры в бюджете, бороться с которыми и была поставлена в свое время налоговая милиция. Но проработав почти 20 лет, в начале этого года она была упразднена. И что теперь? До чего в итоге дойдет ситуация, когда власть самоустраняется, и все, кто может, воруют практически безнаказанно? Может, уже пришло время бить в набат и говорить о прямой угрозе безопасности государства?




— Что касается теневых сделок, ухода бизнеса в тень. Мы говорим о теневом секторе экономики. Теневая экономика непосредственно наносит вред экономической безопасности Украины, в первую очередь бюджету страны. В различных источниках оценивается удельный вес теневой экономики порядка 40-50%. Считаю, что не совсем корректно говорить о конкретных размерах такого явления, на то она и теневая, что ее невозможно оценить. Поэтому к оценке теневой экономики в цифровом выражении отношусь философски.

Проблема состоит в другом. Первым основным негативным аспектом наличия такого явления является собственно непоступление от такой деятельности налогов в бюджеты разных уровней. Вторым — зарождение и существование недобросовестной конкуренции на рынке Украины.

С первым все понятно. Что касается второго аспекта, остановлюсь чуть подробнее. Субъект, который проводит свою деятельность в тени, не платит налоги, что позволяет ему формировать предложение по продаже товара или услуг по более низкой цене. Этим он создает себе более благоприятные условия. Субъект, который проводит свою деятельность полностью легально, не выдерживая таких условий, или уходит с рынка, закрывается, увольняет персонал, или же тоже ищет возможность частично или полностью уйти в тень.

Это явление также напрямую негативно влияет на инвестиционную привлекательность Украины. Официально импортированный товар на порядок дороже аналогичного товара, завезенного контрабандным путем. Покупают товар по более низкой цене, то есть, неофициально завезенный. Налоги от такой деятельности не уплачены, конкурент вытеснен с рынка.

Чтобы с этим явлением бороться, необходимо разработать и запустить механизм детенизации экономики, это довольно серьезный и трудоемкий комплекс мероприятий. Такую задачу и необходимо в первую очередь ставить органу, на который будет возложено обеспечение экономической безопасности Украины.

— Многие политики, которые отстаивали идею уничтожения налоговой полиции, говорили, что она себя не оправдывает. Мол, государство расходует на ее содержание больше, чем она возвращает в бюджет. Так ли это?

— Политики оперируют цифрами, которые получают из официальной государственной статистики. Это показатель взысканных в бюджет денежных средств в качестве возмещения ущерба по направленным в суд уголовным производствам по фактам умышленного уклонения от уплаты налогов. По результатам 2015-2016 годов, такой показатель в налоговой милиции был на уровне порядка 700 млн. грн. ежегодно. Проведя анализ такой статистики по результатам работы других правоохранительных органов (СБУ, прокуратуры, МВД), можно получить вывод: удельный вес показателя налоговой милиции составляет порядка 65%.

Почему такие вопросы не задаются другим правоохранительным органам? И так ли уж много тратит государство на содержание налоговой милиции, если средняя заработная плата порядка 3-5 тысяч гривен?

Но ставить вопрос по эффективности работы налоговой милиции можно и надо. И не их в этом вина. Новые реалии повседневной жизни диктуют необходимость внедрения новых методик организации работы.

— Вполне очевидно, что теневая экономика существует в нашей стране только благодаря коррумпированным чиновникам и правоохранителям, которые за взятки привыкли на все закрывать глаза. Что Вы можете сказать о работе Национального антикоррупционного бюро Украины — главного сегодня антикоррупционного органа в стране? И могла бы реформированная налоговая полиция более эффективно, чем НАБУ, бороться с коррупционным бепределом?

— Что подразумевает под собой теневая экономика? Первое — криминальные технологии, второе — криминальную инфраструктуру. С технологиями все понятно. А вот криминальная инфраструктура создана для обслуживания криминальных технологий и включает в себя коррупционный сегмент. Теневая экономика не может существовать без коррупционного прикрытия. Таким образом, как раз такое явление и продуцирует коррупцию. В свою очередь, чиновникам с целью незаконного обогащения выгодно существование теневой экономики.

НАБУ — это орган, который ведет борьбу с коррупционными правонарушениями. Его задача — противодействовать коррупционным правонарушениям, которые несут угрозу национальной безопасности Украины. Оценивать работу НАБУ не в моей компетенции, но учитывая коррупционную связь чиновника и субъекта, ведущего незаконную хозяйственную деятельность, как раз совместная работа этого органа с налоговой милиции может дать положительный результат. Налоговая милиция, проводя борьбу с теневой экономикой, в том числе борется и с коррупционной составляющей.

Что касается методов борьбы, то их необходимо менять. На сегодняшний день эффективность работы налоговой милиции недостаточна.

— Как известно, во многих развитых странах мира именно фискальная полиция является непререкаемым авторитетом, который жестко и полномочно отстаивает интересы государственной казны. Почему, например, для тех же фискалов в Соединенных Штатах не является авторитетом даже голливудский актер Николас Кейдж, не заплативший вовремя налоги, а у нас даже декларации чиновников с миллионными объемами указанной налички — это просто повод в очередной раз похихикать? Дело в чем? В изменении социального сознания? Или в боязливом нежелании верхних эшелонов власти внедрять передовой европейский опыт?

—Действительно, частично это наша ментальность, боязнь «зацепить высокопоставленного человека» с серьезными связями и влиянием. Также это относится и к одиозным предприятиям и финансово-промышленным группам. Но мы обязаны вычислять коррупционный сегмент. А иначе – грош нам цена. Не должно быть исключений ни для кого. Надо обеспечить существование равных условий ведения бизнеса.

В этом случае мы и говорим о внедрении передового европейского опыта выявления и расследования преступлений, посягающих на экономическую безопасность страны.

Действительно, более эффективно работают правоохранительные органы европейских государств. Их успешность обусловлена и менталитетом, и высоким уровнем заработных плат. Но также — использованием передовых технологий при выявлении и расследовании преступлений. Такие методики уже сами по себе предусматривают уменьшение влияния человеческого фактора, что снижает коррупционные риски.

Почему передовой европейский опыт изучается и внедряется не так активно? Возможно, для этого есть причины финансового и кадрового обеспечения, а возможно и нежелание.

— Вы являетесь автором концепции создания Службы финансовых расследований — документа, который уже получил много позитивных откликов в экспертной среде. Расскажите о принципах, лежащих в его основе, и о конкретной пользе государству, которую может принести предлагаемая Вами реформа.

— Да, в 2016 году кандидатом юридических наук, доцентом Некрасовым Вячеславом Анатольевичем, который выступил в соавторстве с доктором юридических наук Корыстиным Александром Евгеньевичем и мной, разработана и издана «Концепция противодействия экономической преступности в контексте обеспечения экономической безопасности Украины и определения места органа финансовых расследований в этом процессе». В этой концепции нами предложены следующие базовые положения: полное изменение философии выявления и расследования экономических преступлений. Эта философия подразумевает совершенно другой алгоритм, чем тот, который существует сегодня.

Первым этапом идет сбор информации путем аналитического исследования массивов данных о различных фактах, которые могут иметь значение. Второй этап — это оценка компетентными специалистами собранных данных на предмет нарушений законодательства, на основе которой делается соответствующее заключение и только после этого ставится вопрос о внесении в ЕРДР сведений о совершении уголовного преступления. В ходе анализа проводится оценка не конкретного субъекта, а явления, которое негативно влияет на экономическую безопасность. И только установив, что в результате такой деятельности наносится ущерб, мы можем ставить вопрос о конкретном субъекте, допустившем такое нарушение.

То есть, изменение философии и состоит в том, что — проще говоря — на предприятие сразу никто не идет, а сначала изучается явление в определенной отрасли или сфере. И только потом задаются вопросы конкретном субъекту — и не одному, а всем, кто неправомерно использовал криминальную схему. Известно, что чем сложнее процедура, тем выше коррупционные риски, использование прогрессивной практики организации процесса расследования, разработка и запуск механизма детенизации экономики.

Мы не претендуем на какое-то признание или первенство в этом вопросе, мы просто изложили свое видение для повышения эффективности. Внедрение такой концепции предусматривает как повышение эффективности, так и снижение уровня коррупционности правоохранительного органа.

— Что в первую очередь необходимо для того, чтоб план создания в Украине полноценного института финансовой полиции все-таки был воплощен?

— Я считаю, что создание органа, призванного обеспечить экономическую безопасность Украины, — это одна из важнейших и безотлагательных на сегодняшний день реформ в правоохранительных органах. Что для этого необходимо? Политическая воля на создание такого органа, понимание его необходимости и консолидация всех политических сил для принятия соответствующих законов и изменений в законодательстве. Необходимо организовать разработку концепции такого органа, подготовку соответствующих законов и подзаконных актов, привлекая на подготовительных и первых этапах для работы нового реформированного органа европейских специалистов.

— Согласно Вашей концепции, Служба финрасследований должна быть структурным органом Министерства финансов, а не Миндоходов. Почему?

— Мы действительно рассматривали создание органа финансовых расследований в составе Министерства финансов Украины, а не в составе Государственной фискальной службы. Ведь ГФС превращается в орган с сервисными функциями, поэтому наличие в его составе службы, ведущей борьбу с преступностью, нелогично.

Почему тогда в составе Минфина? Исходя из задач, которые стоят перед министерством, и его полномочий. Ведь предполагается, что новосозданный орган по обеспечению экономической безопасности страны будет иметь полномочия по выявлению и расследованию преступлений в области публичных финансов — как их поступления в бюджет, так и их распределения. В этом и суть экономической безопасности Украины — стабильное состояние бюджета страны.

Но если учесть, что ведется борьба с теневой экономикой, которая прикрывается коррупционным сегментом, а такой сегмент может присутствовать в органах власти любого уровня, то необходимо рассматривать создание такого органа как независимого.

— И последний вопрос. Ваша концепция отдельно акцентирует внимание на очень интересном моменте. Та плачевная ситуация, которая есть сегодня в экономике государства, сложилась не в последнюю очередь из-за отсутствия настоящего патриотизма украинцев. По-Вашему, именно отсутствие реальной любви к своей стране и привело к тому, что большинству из нас «своя рубаха ближе к телу, а там — хоть потоп». Как же Вы, инициатор создания Службы финрасследований, предлагаете бороться с отсутствием веры в свой народ?

— Рецепта борьбы с показным патриотизмом, наверное, не существует. Заставить человека быть патриотом тоже невозможно. Что касается связи патриотизма с состоянием экономики, мое мнение, что эта связь прямая. Был у меня наставник, полковник Вооруженных сил Украины. Так он, передавая свои знания и опыт, говорил: каждому настоящему офицеру в жизни надо соблюдать принцип трех «П» — Профессионализм, Порядочность, Патриотизм, что помогло выстоять и победить во всех войнах. Может это и громко сказано, но в жизни работает.

Настоящий патриот всегда должен думать, в каком состоянии он передаст свою страну следующему поколению. Только это может подтолкнуть его к эффективной работе, которая будет приводить к постоянной позитивной динамике развития и экономики, и других сфер жизнедеятельности.

Источник: http://dilova.com.ua/ukraina/vadim-melnik-myi-obyazanyi-vyichislyat-korruptsionnyiy-segment-a-inache-grosh-nam-tsena/

Захватчики МАЭМ не пустили журналистов и правозащитников на лекцию

В первый день весны 2017 года в здании «Международной академии экологии и медицины» (МАЭМ) произошел очередной вопиющий инцидент, спровоцированный рейдерами во главе с фальшивым президентом Ириной Дорошенко.



По задуму законного ректора МАЭМ Михаила Салюты, в этот день в стенах Академии должна была состояться лекция для иностранных студентов, при участии сотрудников прокуратуры и правозащитников «Международной Лиги защиты прав граждан Украины». Целью лекции было разъяснить учащимся из других стран их права, а также успокоить студентов в связи с продолжающимся рейдерским захватом МАЭМ.

Однако представители рейдеров, несмотря на присутствие полиции, телеканалов и многочисленных пишущих журналистов, цинично отказались пропускать актив к месту проведения лекции. При этом никаких законных оснований чинить какие-либо препятствия у них, естественно, не было. Более того, все якобы распоряжения и постановления о запрете сделаны с использованием незаконной, фальшивой печати, которую рейдеры изготовили сами для проворачивания своих «темных делишек». К таким «делишкам», безусловно, относится и приглашение для охраны помещений МАЭМ сотрудников Государственной службы охраны (ГСО). Последние, исходя из поддельной сути договора на охрану, пребывают на территории Академии незаконно, тем самым создавая опаснейший прецедент. Ведь ГСО в первую очередь существует для того, чтобы охранять законных владельцев от рейдеров и незаконных проникновений. В данном же случае, ГСОшники выступают соучастниками преступления.



В результате саботажа рейдеров, лекцию для студентов пришлось проводить на улице, прямо перед входом в ВУЗ. К собравшимся обратился правозащитник Эдуард Багиров, глава правления МГО«Международная Лига защиты прав граждан Украины»:

«То, что вы сейчас видели, когда юрист рейдеров грудью встала, чтобы не пропустить нас в Академию, лишь подтверждает преступную суть захватчиков МАЭМ. Но они не в силах помешать восстановлению законности, ведь все факты и обстоятельства свидетельствуют, что нынешняя временная власть в Академии – типичные рейдеры, бандиты, которые хотят прибрать к рукам имущество частного ВУЗА. Их действия, когда они не пускают журналистов и правозащитников для участия в общественном мероприятии, грубо нарушают ст.170 и ст. 171 УПК Украины (препятствование деятельности общественных организаций и журналистов), что является уголовно наказуемым преступлением. Мы направим соответствующие заявления в органы и проследим, чтобы виновные понесли наказание. Студентам же хочу сказать, что несмотря на временные неурядицы, все они могут быть абсолютно спокойными за свою учебу. Наши юристы готовы принимать каждого и давать подробные консультации — все правовые вопросы будут решаться своевременно и по закону», — сообщил правозащитник.

«Хочу успокоить иностранных студентов и заявить, что все обязательства перед ними, которые взяла на себя Академия, будут выполняться! – обратился к присутствующим законный ректор МАЭМ Михаил Салюта.

— Мы подали все документы для нормальной организации учебного процесса, чтобы иностранные студенты смогли без проблем закончить МАЭМ и получить официальные дипломы международного образца. Сейчас идет процесс решения всех этих вопросов, и рейдерам не удастся помешать. Учебный процесс идет обычным чередом, лекции читаются в полном объеме. Вас могут дезинформировать, говорить какие-то небылицы. Знайте, что все это неправда и через какое-то время все станет на свои места», — заявил Михаил Салюта.

Что ж, политика рейдеров, которые «мутят воду» и пытаются вызвать волнения среди иностранных студентов, свидетельствует лишь об одном – они хотят развалить МАЭМ и прибрать к рукам все ее активы. Судьба же студентов их абсолютно не интересует. Но такие действия очень вредят международному имиджу Украины — ведь в МАЭМ учатся студенты более чем из 30 стран!

Напомним, что в январе 2017 года произошли действия, которые привели к рейдерскому захвату МАЭМ. По этому поводу в пресс-центре Национального союза журналистов Украины состоялась пресс-конференция.http://h.ua/story/436661/

О случившемся сообщили в ГПУ, СБУ, НАБУ и в данный момент идет следствие. Подробнее о захвате:http://www.ukrpress.info/2017/02/20/yak-banda-akushera-makarenka-zahoplyuvala-mizhnarodnu-akademiyu-ekologiyi-ta-meditsini/

Луценко, Сытника и Грицака призвали взять дело о захвате МАЭМ на личный контроль



В пресс-центре Национального союза журналистов Украины состоялась пресс-конференция, на которой были обнародованы подробности рейдерского захвата «Международной академии экологии и медицины» (МАЭМ).

Журналистам и общественности рассказали о новой схеме отжима предприятия, с помощью которой группа преступников, используя шантаж, угрозы расправы и связи в правоохранительных органах, получила временную власть в Академии.

Судя по вскрывшимся фактам, захват МАЭМ осуществлялся не только для того, чтобы присвоить деньги, имущество и активы МАЭМ. Есть подозрение, что вся рейдерская операция задумывалась для того, чтобы развалить успешный ВУЗ и убрать «опасного конкурента» с рынка медицинских университетов Украины.

Более детально о ситуации: http://n-v.com.ua/u-kiyevi-zlochinne-ugrupovannya-akushera-makarenka-zaxopilo-mizhnarodnu-akademiyu-ekologi%D1%97-ta-medicini/

Из заявления ректора и основателя МАЭМ Михаила Салюты в правоохранительные органы:«30 января 2017 в МАЭМ приехал Тытыкало Владимир Сергеевич, который является заместителем главного врача Макаренко Михаила Васильевича Киевского городского роддома № 5, в присутствии двух неизвестных лиц и угрожал лично мне и моей дочери Ковалевской Виктории Михайловне тюремным заключением и под напором заставили меня написать заявление о прекращении полномочий ректора Частного высшего учебного заведения «Международная академия экологии и медицины» и отступить 30% доли уставного капитала в пользу компании «Лазар ЛИМИТЕД» (LAZAR LIMITED). (Оффшорная компания с Кипра)

Осознавая реальность угрозы моей жизни и здоровью, а также опасаясь за жизнь и здоровье своих родных и близких, я был вынужден согласиться на данное требование, написать указанное заявление и отступить 30% доли в уставном капитале частного высшего учебного заведения «Международная академия экологии и медицины», то есть по 15% от двух из трех ООО, являющихся его учредителями.»



Михаил Салюта

В результате, незаконным способом, с нарушением всех норм законодательства, действующего ректора заставили подписать заявление о смещении с должности и отстранили от управления Академией. Вместе с тем, смотрящей поставили представительницу рейдеров, ставленницу бывшего партнера Михаила Салюты – Михаила Макаренко, некую Ирину Дорошенко, которая привлекла к охране МАЭМ и своих алчных планов Государственную службу охраны.

Однако преступники не рассчитали масштаб ситуации и тот резонанс, который вызовет в обществе попытка захвата учебного заведения, в котором, помимо украинцев, учатся студенты из 30 стран!

На защиту МАЭМ встало журналистское сообщество и МОО «Международная Лига защиты прав граждан Украины».

«В моей 25 летней практике активной правозащиты и противодействия рейдерским захватам, я такого еще не видел! — Рассказал на пресс-конференции Эдуард Багиров, председатель правления МОО «Международная Лига защиты прав граждан Украины».


Эдуард Багиров

То, как поступили рейдеры во главе с Михаилом Макаренко и его сообщниками, не укладывается ни в какие моральные и правовые рамки. Если бы рейдерам удалось воплотить свои планы относительно МАЭМ, это означало бы, что любой человек, любое предприятие или учебное заведение, могут быть захвачены кем угодно в любой момент. Достаточно прийти с головорезами к руководителю, пригрозить расправой его детям, подсунуть документы, заставить их подписать и заверить у карманного нотариуса или регистратора. Все! Я не верю, что Украина может скатиться в такое беззаконие. Меня очень удивила позиция руководства Государственной службы охраны — они подписали договор на охрану заведения с фальшивым президентом, не изучив документы, и не имея на это законного права! Думаю, что это произошло за спиной у генерала Будника (глава ГСО — ред.), которого я давно знаю и уважаю, как человека закона. Он сам не мог бы пойти на такой шаг. Но я надеюсь, что ситуация быстро разрешится, и его подчиненные не будут мешать восстанавливать законность на территории МАЭМ. Мы думаем, что рейдеры хотят вывести деньги в офшор, студентов «продать» в другие вузы, а саму Академию развалить. Но это им не удастся.

Мы подключили к проблеме журналистское сообщество, об этом случае сообщено руководителям правоохранительных органов столицы. Персональные заявления направлены руководителям ГПУ, НАБУ, СБУ. Мы призываем их взять это дело под личный контроль! Я уверен, что в ближайшее время ситуация разрешится законно и Академия вернется к привычному ритму жизни», -рассказал правозащитник.

Суть беззакония также раскрыла адвокат Михаила Салюты, Анна Здоренко: «Определенная группа рейдеров незаконными действиями, путем угроз, заставила основателей МАЭМ подписать договор купли-продажи доли уставного капитала в пользу «Лазар Лимитед». Но деньги по этой «сделке» не были перечислены и, вообще, этот договор был подписан с нарушением закона.


Анна Здоренко

Нет ни одного законного приказа о том, что Михаил Салюта был уволен с должности ректора. Нет также ни одного законного приказа, что особа, называющая себя президентом, была назначена на эту должность по трудовому законодательству. По закону она вообще не имеет права находиться на территории МАЭМ, не то, что там хозяйничать! Рейдеры пытаются получить доступ к банковским счетам. Мы подали заявления в правоохранительные органы, а также заявление об отстранении Ирины Дорошенко от управления МАЭМ на время досудебного следствия. Кроме того, мы обнаружили, что в приказах Дорошенко стоит поддельная печать. Поэтому мы призвали правоохранителей сделать оттиск этой фальшивой печати, чтобы провести ее экспертизу. Также мы настояли на том, чтобы кабинет с бухгалтерией и документацией был опломбирован до вынесения соответствующих судебных решений»- подытожила адвокат.

Также нельзя не отметить, что студенты и преподавательский состав МАЭМ целиком и полностью поддерживает действующего ректора Михаила Салюту. Их сплоченность и вера в то, что закон победит, дает надежду, что успешный ВУЗ в скоро времени вернется в свой привычный ритм.

Впрочем, даже при том, что в кабинетах Академии нынче происходят баталии, учебный процесс не страдает и все учебные программы выполняются в полной мере и в запланированный срок.

Что ж, данная ситуация – экзамен для украинских властей, для правоохранительных органов нашей страны. Ведь если такой беспредел творится буквально под носом, то что же тогда происходит чуть дальше от центра, в регионах? Какими бы влиятельными ни были те, кто стоит за Макаренко и другими рейдерами, огласка, общественное давление и внимание международного сообщества к этой проблеме уже не позволит спустить дело на тормозах, и рейдерам придется отвечать за свои действия. Ну, а поставить в этом деле правовую точку и восстановить справедливость должен суд.

НАБУ виконує замовлення російського олігарха Григоришина?

В Господарському суді міста Києва відбулось перше засідання апеляції по вже скандальній справі №910/1417/16 – позову Національного антикорупційного бюро України до ВАТ «Запоріжжяобленерго» та його контрагентів ПРАТ «Холдингова компанія «Енергомережа» і ПАТ «Електрометалургійний завод «Дніпроспецсталь» ім. А.М. Кузьміна» тощо, про визнання договорів між цими структурами недійсними. Справа розглядається під пильним наглядом третіх осіб – ДП «Енергоринок» та Нацкомісії, що здійснює державне регулювання в сфері електроенергетики та комунальних послуг.



Колегія суддів (Пашкіна, Баранець, Ропій) у зв’язку з неприбуттям на засідання представників ВАТ «Запоріжжяобленерго» та побажанням сторін, перенесла засідання на 14 червня на 14.00.

Але найцікавіше в цій справі полягає в іншому. Зараз триває масштабний перерозподіл енергоринку України й ВАТ «Запоріжжяобленерго», державна доля в якому складає абсолютну більшість, є ласим шматком для будь-якого олігарха. А, як відомо, замовлення ФПГ на якісні ліквідні компанії проходять через суди, що забезпечують видимість законності таких захоплень.

В даному випадку під прицілом рейдерів – кровоносна система однієї з найрозвинутіших в індустріальному плані області.

За позовом НАБУ в першу інстанцію, 08.04.2016 Господарський суд міста Києва прийняв ухвалу задовольнити позов та визнати комерційні договори між «Запоріжжяобленерго» і згаданими структурами недійсними. Тобто, укладеними нібито з численими порушеннями закону. А якщо так, то це значить що є підстави «кошмарити» ці організації, арештовивати рахунки, заводити кримінальні справи. Увесь спектор можливостей для тиску, зміни топ-менеджменту та рейдерського захоплення компаній забезпечно.

Тільки що тут робить НАБУ, на яке покладаються великі надії якраз у боротьбі із корупцією та рейдерством?

Це питання варто задати голові НАБУ пану Ситнику. Чи знає він про дії власних слідчих у цій справі, чи по вуха зайнятий «чорною касою» Януковича та офшорними рахунками високопосадовців – невідомо. А знати треба, бо методи та законність обґрунтування звинувачень по цій справі не витримують жодної критики. Скажимо більше — законодавче підґрунтя, на якому базуються звинувачення НАБУ, схоже на якусь нісенітницю, що немає нічого спільного із нормами закону та юриспруденцією.


Можливо слідчі діють за спиною керівника НАБУ, тим самим підставляючи його та всю антикорупційну структуру?

Судіть самі — головним обвинувачувальним мотивом позову був… припис слідчого НАБУ (представник бюро в суді — Ярчак І.С.) про «наявність корупційних ознак» в діях обвинувачених при укладанні договорів. Все! Ніяких аргументованих фактів, доказів, показань свідків у справі немає, лише підозра слідчого, на підставі якої суддя Маринченко Я.В. виносить рішення на користь НАБУ. От би так, лише за підозрою, садили у в’язницю записних корупціонерів!

А ось фрагмент ухвали цього рішення судді Маринченко, так би мовити, мотивувальна частина «Таким чином, з аналізу наведених положень Закону та Конвенції, завдань та мети діяльності даного органу вбачається, що Національне антикорупційне бюро України за наявності ознак корупційного діяння зобов'язане вжити ефективних заходів для припинення корупційного правопорушення, в тому числі шляхом подання позову, а сам факт виявлення таких ознак у відповідних правовідносинах свідчить про порушення інтересів держави, тому необхідність окремо мотивувати підстави звернення останнього з відповідним позовом до суду відсутня».

І дійсно, навіщо пояснювати чи обґрунтовувати свої дії та рішення, коли стан речей у вітчизняному правосудді та правоохоронних органах дозволяє обходитись без таких зайвих подробиць!

І все б нічого, але від такого свавілля реально страждають сотні людей, не отримуючи заробітну плату, паралізована робота організацій, які намагаються чесно працювати та виживати в складних умовах.

«Ми не знаємо власного статусу, нам не висувають ніяких притомних звинувачень, проте заблокували рахунки, регулярно проводять обшуки, паралізували работу усього підприємства!», – поскаржився журналістам, що були присутні на засіданні, юрист ПРАТ «Енергомережа» Олег Гонтар. – Як можна виносити рішення на підставі одних лише припущень і підозр слідчого? Тут, взагалі, немає законного приводу порушувати справу, бо жодних доведених порушень, жодних невідповідностей у документах нам не назвали! Навіщо все це робиться? Це йде боротьба за активи та контроль над ВАТ «Запоріжжяобленерго», а ми, як його контрагенти, попали під роздачу. Мені це нагадує 37 рік», — розповів адвокат.

На питання журналістів – хто на його думку стоїть за всім цим, він відповів, що це виконується замовлення російського олігарха Костянтина Григоришина, який якраз цими днями попросив українське громадянство. А що – стане українцем, та отримає у подарунок прибуткову компанію вже із власним топ-менеджментом! Та ще й руками НАБУ.

Але громадськість з таким положенням справ навряд чи погодиться – розголос вже пішов, й пану Ситнику доведеться дуже ретельно готувати пояснення по цій справі.

Прокуратура VS ТППУ. Чий наказ виконують корумповані прокурори?

Акцією громадянського засудження дій прокурорів закінчилася вчора майже дворічна історія викликів на допит в прокуратуру керівників і службовців Торгово-промислової палати України. Журналісти столичних інтернет-видань, зокрема й КНК Медіа, телеканалу «1+1», громадські активісти прийшли підтримати українських підприємців, членів ТПП, в їх прагненні захистити право на існування і законну діяльність.

Віце-президент Торгово-промислової палати України Михайло Непран заявив: «Більше двох років співробітників ТПП з дріб’язкових або надуманих причин продовжують викликати в прокуратуру. Минулого місяця комплексна перевірка податкової, прокуратури та СБУ підтвердила законність і ефективність роботи палати, про що є відповідні висновки. Два роки ми старанно відповідаємо на всі питання правоохоронців, даємо пояснення, документи. Нам повідомляють, що розслідування закінчено. Тим не менш, багато хто з нас знову отримує повістки. Слідчих цікавить, чому ТПП втратила вплив і активи в Криму на початку 2014 року».


Примітно, що слідчі практично слово в слово повторюють публічну претензію нардепа Олександри Кужель, яку вона твердить у виступах вже кілька місяців: «Коли була анексія Криму, вони (ТТП, — ред.) не закрили, не ліквідували ТПП Криму, і там залишилася печатка, яка дає право і донині (ніхто цього відстежити не може, — ред.) давати підтвердження сертифікатів, що це український товар».

На що промисловці резонно відповідають, що у них немає власних спецпідрозділів, здатних прогнати з території України окупаційні війська. І що керівник Торгово-Промислової палати не зміг десантуватися в Сімферополь з парашутом і викрасти печатку, як того, ймовірно, вимагає Кужель. Крім того, як вже без жартів відповіли в керівництві ТПП, – Кримська регіональна ТПП незалежна від центрального офісу юридична особа і ніхто не може вплинути на її рішення, тим більше змінити.

Проте, керівництво ТТП України знову провело кілька годин на допиті у слідчих прокуратури м. Києва. Після його закінчення адвокат Денис Ципін так прокоментував ситуацію: «Переслідування з боку прокуратури мають явно замовний характер і безпідставні за своєю суттю. Вони є наслідком процесів оновлення й очищення всередині ТТП, які відсунули від керівних посад корупціонерів і бюрократів. Саме ці «скривджені» знову рвуться до влади на багнетах прокуратури. Слідчі знають, що йдуть проти закону. Однак змушені висувати абсурдні звинувачення, інакше їх виженуть, знищать всередині самої системи прокуратури за наказом наставників і шефів згори. Якщо не припиняться переслідування службовців Торгово-промислової палати України – можна на міжнародному рівні впевнено говорити про те, що прокуратура сьогодні не просто деградує, а повстає проти національних інтересів, проти громадян України».



Тихолаз Ігор

Журналіст, еколог, громадський діяч. Координатор проектів та інформаційної діяльності Комітету Народного Контролю. Головний редактор knk.media
Джерело: Your text to link...

У Києві відбулася акція щодо незаконного втручання представників державної влади у діяльність Торгово-промислової палати України (ФОТО+ВІДЕО)

Вчора, 4 листопада, перед офісом Національного антикорупційного бюро України відбулася акція протесту проти незаконного і навмисного втручання представників державної влади у діяльність Торгово-промислової палати України, що прямо заборонено законом. Зокрема, до цієї ганьби вдаються народні депутати України, працівники Генеральної прокуратури України, працівники СБУ і МВС України.



Торгово-промислова палата України є недержавною неприбутковою самоврядною організацією, яка створена з метою сприяння розвиткові народного господарства та національної економіки, її інтеграції у світову господарську систему, створенню сприятливих умов для підприємницької діяльності, всебічного розвитку усіх видів підприємництва, науково-технічних і торговельних зв’язків між українськими підприємцями та підприємцями зарубіжних країн. Фактично ТППУ є потужним засобом просування українських товарів і послуг на міжнародній арені, розвитку ділової активності. Але така діяльність, перш за все, ґрунтується на авторитеті ТПП України серед інших ТПП світу, довірі підприємців до ТПП України та всебічному сприянні її діяльності з боку державних установ і організацій. На жаль, останнім часом іміджу ТПП України завдається непоправна шкода, у тому числі й на міжнародному рівні, з боку окремих народних депутатів України, підконтрольних їм ЗМІ та підставних осіб, начебто ображених «незаконною» діяльністю керівників ТПП України.

Так, впродовж 2014-2015 років група народних депутатів України, зловживаючи своїми правами та наданими законом повноваженнями, безпідставно і навмисно розсилають до правоохоронних органів України наклепницькі заяви про начебто здійснення керівниками ТПП України ряду тяжких злочинів.

Серед співучасників інформаційних нападів помічені народні депутати О. Кужель та І. Суслова, В. Карпунцов, деякі засоби масової інформації, такі як «Голос», «Газета по-українські», «Лівий берег», «Цензор.нет», тощо. Розповсюджена ними інформація не витримує жодної критики і побудована лише на свідченнях «зі слів».

Наклепницька інформація надсилається у низку посольств, акредитованих в Україні, що викликало негативний резонанс, наслідки якого неможливо оцінити чи виправити. Враховуючи послідовність, цинічність і нахабність наклепників, можна зробити висновок, що мова йде про організовані, заздалегідь сплановані інформаційні диверсії, метою яких є знищення іміджу і міжнародних досягнень ТПП України, зміщення з посад теперішніх керівників ТПП України. Наприклад, такі диверсійні дії були помічені під час Генеральної асамблеї Європалати, що проходила у Брюсселі в жовтні 2014 року. Перед початком асамблеї на адресу організаторів надійшов анонімний наклепницький лист з наміром породити сумнів у добропорядній репутації ТПП України, а також завадити обранню президента ТПП України Геннадія Дмитровича Чижикова до Ради директорів Генеральної асамблеї Європалати. Цей ганебний наклеп не досяг своєї мети – особистий авторитет президента ТПП України не викликає в європейських структурах жодного сумніву – і пан Чижиков Г.Д. був обраний до складу Ради директорів Генасамблеї Європалати.

Проте, не зважаючи на відсутність будь-яких вагомих підстав, слідчі Головного управління СБУ, прокурори Генеральної прокуратури України, слідчі Головного управління МВС України використовують зазначені звернення народних депутатів як привід для шаленого психологічного і фізичного тиску на керівництво ТПП України. Зокрема, для багаточасових допитів всіх керівників і їх заступників, раптових масштабних обшуків, вилучення документів і обладнання, внаслідок чого паралізується робота кількасот працівників ТПП України та її регіональних палат. Інформація про конкретні процесуальні дії правоохоронців миттєво потрапляє до ЗМІ, які перекручуючи факти ллють інформаційний бруд на ТПП України.

В Україні йдуть реформи, однак корупція в державі, яка була раніше, так і продовжує існувати й надалі. Все це вказує на те, що хтось зацікавлений у відібранні керівних посад ТПП України та реалізує свою мету за допомогою своїх корупційних зав’язків серед представників держаної влади. Тому учасники протесту пришли до офісу новоствореного Національного антикорупційного бюро України, щоб звернути увагу його керівництва, хто безкарно займається корупцією в Україні.

Учасники акції, серед яких були переважно працівники ТПП України, заявили, що «хочуть допомагати та безперешкодно сприяти розвитку підприємницької діяльності, бо це і є головним завданням Палати». Вони висловили сподівання, що звернення із вимогою припинення тиску з боку державних установ та правоохоронних органів на керівництво ТПП України не залишиться поза увагою очільників держави.

Відповідальні працівники Національного антикорупційного бюро України вийшли до учасників акції і прийняли звернення та інші документи з обіцянкою, що невідкладно вивчать їх і почнуть розслідування вказаних у «Заяві про злочин» фактів.