Последние блоги

Днепропетровские прокуроры разыграли цирк с вручением повесток случайному лицу

Как следователи Днепропетровской прокуратуры через подставное лицо «надули» суд и добились задержания невиновного человека.



Когда юристы и правозащитники читают обстоятельства этого дела, у них округляются глаза и появляется выражение «Я видел всякое, но с таким еще не сталкивался».

И действительно, ситуация, в которую попала налоговый сотрудник из Днепра Ирина Мазепина, напоминает театр абсурда, где плохие сценаристы, в данном случае следователи областной прокуратуры, для выкройки сюжета выдумывают такие ходы, что самый неискушенный зритель понимает – не только его, но и все «театральное сообщество» держат за полных идиотов.

История вопроса

Ирина Дмитриевна Мазепина — сотрудник налоговой с 30-летним стажем, всю свою жизнь проработавшая на госслужбе. Важных постов не занимала, на яхты, квартиры и престижные иномарки, как многие «более удачливые» коллеги, не наскребла. Типичная рабочая лошадка, копающаяся в цифрах, отчетах и прочих скучных вещах, и продвигающаяся по служебной лестнице гораздо медленней, чем бежит возраст. К 56 годам дослужилась до замначальника налоговой инспекции Новокодацкого района г. Днепра.


Ирина Мазепина

После Революции достоинства новая власть задекларировала беспощадную борьбу с коррупцией. Сверху пошли директивы о необходимости дать конкретный результат, который можно будет предъявить обществу.

До славного города Днепра вектор борьбы с коррупцией дошел в 2016 году, когда в июле 2016 года новоназначенный генеральный прокурор Украины Юрий Луценко уволил пару заместителей прокурора области, и поставил задачу — срочно вывести показатели отловленных коррупционеров на значимо высокий уровень.

Именно тогда на сцену ярко заявился тогдашний начальник следственного отдела областной прокуратуры Роман Токарь, который метил, как минимум, на зампрокурора области.

Для продвижения по карьерной лестнице этому деятелю было необходимо громкое коррупционное дело, желательно с задержанием, арестом и прочими яркими атрибутами.

Точно неясно, по каким критериям «орлы Луценко» выбирают себе жертв — назовем те, без которых нельзя обойтись. Для важности дела необходимо, чтобы претендент занимал какой-то пост, но не был завязан с местной элитой, не имел прочных связей в правоохранительных органах и органах власти — иначе делу не дадут ход. К своему несчастью, таким критериям в Днепре наилучшим образом соответствовала Ирина Мазепина, из-за чего и угодила под каток этого «избирательного права».

Схема наезда на нее прокуратуры – из той же оперы бездарных сценаристов.

В один день, по месту работы и в квартиру, которую снимала Мазепина, налетают следаки. Проводят обыски и изымают вещи и документы, обязательно(!), со всеми возможными и невозможными нарушениями протоколов. Например, в случае с Мазепиной, документы изымались целыми папками, без обязательной описи, не было необходимых по закону понятых, изымались личные вещи, не имеющие никакого отношения к делу, и масса других сопутствующих нарушений, в последствии подтвержденных решением суда.

Но нас удивляет, конечно, не это. После обысков к делу подключаются «эксперты», которые «внимательно» изучают результаты и акты налоговых проверок. Особо не утруждаются, выбирают первый попавшийся акт, и пишут умозаключения из серии «а если бы у рыбы была шерсть, то точно были бы и блохи» о якобы найденных там грубых нарушениях. Пишут – «от фонаря», любой настоящий эксперт разрушит их выводы в два счета. Но даже этих «найденных» и высосанных из пальца нарушений едва хватило бы для вынесения дисциплинарного взыскания, и то, если сильно натянуть, опустить незаконность всей операции, и найти хотя бы один документ, подписанный лично Мазепиной. Но разве принципиальный, взыскательный следователь остановится перед такими мелочами!?

Или взятка $ 10 тысяч, или пойдешь по этапу

В нашем случае, такими следователями выступили прокуроры Днепропетровской областной прокуратуры Голубинский И. В. и Брусенцова И. Л., которые зарегистрировали в отношении И. Мазепиной уголовное производство по статье ч.2 ст.364 КПК (злоупотребление властью или служебным положением). Хотя любой юрист скажет, что характер выявленных «экспертом» якобы нарушений, никоим образом не тянет на уголовку, максимум – дисциплинарную ответственность. Да и на нее не тянет.

Но какая же борьба с коррупцией без уголовного обвинения, без ареста?

В результате, по сфабрикованному обвинению Мазепину арестовывают и направляют в Днепровский СИЗО, где она проводит два месяца кошмара, давления и угроз. Затем, видимо, чтобы сломить женщину психологически, ей устраивают этапирование в Криворожский СИЗО — такой себе известный на всю страну аналог «Гуантанамо», в простонародье «Бублик». Этапируют, якобы для проведения следственных действий, которые, конечно не проводились, да и не могли быть проведены, поскольку ни фигуранты, ни предприятие, по которому выносились экспертные заключения, к Кривому Рогу никакого отношения не имеют. Там жертва прокурорского произвола провела еще месяц. Кстати, в своих жалобах ГПУ на преступления следователей Днепровской прокуратуры, Мазепина указала, что на допросе у Голубинского, последний предложил ей закрыть дело за 10 000 долларов США. Теперь все сходится, иначе было бы как-то совсем неправдоподобно.

В результате, наскоро сшитое из белых ниток и рваных лоскутков дело таки передают в суд. Но не сразу. Осознавая стремительно надвигающийся оправдательный приговор, дело пытаются «хоронить» в судах, используя всякие процессуальные уловки, вроде определения и так всем известной подсудности и пр., а Мазепина, соблюдая домашний арест, на который судом была изменена мера пресечения, дожидается его окончания. Как бы то ни было, сломить ее дух так не удалось. Но суд не спешит даже принимать дело к рассмотрению. Судьи, конечно, взяточники, но не настолько, чтобы шить срок забесплатно невинному человеку только потому, что этого хочет прокуратура. Тем более, что данная история обретает всеукраинский резонанс.

Тем не менее, первый этап законникам частично удался – фактический инициатор незаконного уголовного преследования Мазепиной, Роман Токарь получает должность зампрокурора области.

И тут мы подходим к самому интересному, так сказать, кульминации спектакля.

Судья подставу не заглотнул

Понимая нутром, что дело Мазепиной в суде развалится, прокуратура решает ударить по второй, и в 2017 году, руками тех же следователей, открывает новое дело. Вы будете смеяться, но схема остается та же – унылое, высосанное из пальца заключение «эксперта» по наличию признаков нарушения закона в одной из проверок, в которой снова даже подписи Мазепиной ни на одном документе нет. Если бы хоть эта проверка была обжалована предприятием, если бы хоть тень несогласия с выводами налоговых инспекторов от проверяемых поступила…не нашли. Старые грабли милее новых схем.

Однако на сей раз следователи реально просчитались. Дело в том, что днепропетровские судьи уже дули на воду, и выносить постановление о повторном аресте, по той же схеме, когда и первое дело фактически лопнуло и сильно воняет, не спешили. А вызвать «подозреваемую» на законных основаниях, чтобы вручить подозрение в совершении преступления и получить санкцию суда на арест, следователи не посчитали нужным. В то время, Мазепина И. Д. после всех потрясений, пребывала в отпуске на больничном, и находилась у сына под Киевом. Все контакты и телефоны она передала в прокуратуру, так что установить ее местонахождение или связаться с ней, не представляло трудности. Однако следователям это как раз было и не нужно – в результате, они вручают сообщение о подозрении начальнику Мазепиной, зная, что она находится в отпуске и получить его не сможет, что является грубейшим нарушением процессуального права.

И вот теперь самое интересное!

Понимая, что без личного вручения подозрения и без явки в суд Мазепиной, повторно арестовать ее не удастся, а начальство требует результат на вчера, следователи проворачивают следующую операцию. Выслеживают дальнюю знакомую Мазепиной – некую Рудневу Виту Александровну, которая внешне чем-то похожа на подозреваемую. Затем хватают ее прямо на приеме у врача, и под видео засовывают в руки кучу всяких документов, адресованных Мазепиной! Жертва даже сказать ничего не успела, не то что расписаться. Чувствуете размах прокурорского таланта?

То есть, все чисто и законно, протокол соблюден, а то, что человек не тот – так это еще доказать надо. Теперь вы видели ВСЕ!

К чести Рудневой, после первичного шока, когда она чуть не подхватила инфаркт, женщина осознала, какую дьявольскую штуку с ней провернули и готова бороться за свои права, а также свидетельствовать в суде против «оборотней в погонах».

Но вернемся к нашим «героям». Изнасиловав психологически Рудневу, со всеми этими фальшивыми расписками, прокуроры идут в Жовтневый районный суд Днепра, и убеждают судью Антонюка в том, что дело сделано, повестки вручены тому, кому следует, и надо выносить постановление об аресте Мазепиной. Судья постановление выносит, но не об аресте, а о задержании и доставке подозреваемой в суд…а там будет видно.

На суде Мазепина, вместе со своим адвокатом, вывалили на судью всю правду – о подставе, о вручении повесток совершенно постороннему человеку. Когда судья Антонюк услышал про все эти нюансы, и получил подтверждение от прокурора Заворотней (ну не хватило ей воли и мастерства соврать), что все так и было, у него чуть у самого приступ не случился. За такие дела в Высшей квалификационной комиссии могут и мантии лишить! А по сему, от греха подальше, и, видимо, в отместку за подставу, вдруг принял законное решение, и отказал прокурорам во всем. А заодно, указал что Мазепина вообще даже статуса подозреваемой не имеет.

Что дальше?

Само собой, защита подозреваемой на весь этот жесткий цирк подала в суд. Суд, после того, как узнал, что все узнали о подставе, собирается вынести оправдательное решение, дабы не навесить на себя всех собак. Делом активно заинтересовались центральные СМИ, и теперь перед Генеральной прокуратурой стоит очень непростая задача – как разрулить этот скандал.

Собственно, вот о таком ноу-хау не слышало большинство матерых правозащитников. А ведь прокуроры сами признали в суде, что делают так постоянно. И правильно! Зачем заморачиваться и искать человека, зачем ждать, слать ему повестки, соблюдать процессуальные нормы, если достаточно найти «похожего по возрасту и полу» — и представить как подозреваемого. Это ж сколько времени и сил можно сэкономить, если держать при прокуратуре небольшой «театр актеров», которым в любой момент под любыми именами, можно вручать повестки по любым делам!

Отметим, что вал подобных злоупотреблений увеличился после того, как заработала новая форма УПК, где содержится понятие «сделка со следствием», как в Америке. Но в США уровень правосудия несравним с нашим. Правозащитники говорят, что существует негласное указание сверху – и прокуратуре, и судам, избирать меру пресечения по «коррупционным» делам, именно содержание под стражей. С тем прицелом, что за время ареста человек не выдержит лишений, и пойдет на сделку со следствием, а заодно, глядишь, и сам на кого-то наговорит. Такой формат облегчает работу правоохранительных органов, и лишает их необходимости собирать документы, доказывать вину. Но при таком подходе о победе над коррупцией даже мечтать не приходится. Напротив, органы становятся главными коррупционерами в государстве.

Справедливости ради, надо привлекать к уголовной ответственности всех причастных к описанному выше беспределу, и ставить вопрос на коллегии ГПУ о немедленном снятии всех причастных лиц с занимаемых должностей. Ну, и лично Юрий Луценко должен проявить принципиальность и примерно наказать виновных, допустивших в его ведомстве такое мерзкое «шапито».

Редакция будет продолжать следить за этим делом, и сообщать о ходе расследования.

Антон Мостовой

Татьяна Мудрик
comments powered by Disqus