Последние блоги

Милосердие и покаяние для меня оказались важнее – Олег Володарский



पश्यति त्वामाचार्यः।

«Престарелый настоятель, известный всему миру как авторитетный ученый и практик традиции Бон к моменту нашего приезда сдал свои формальные полномочия молодому, но опытному преемнику. Как он говорил сам, посмеиваясь: «Я теперь на пенсии».

Но нас принял, что происходит не со всеми паломниками. Первый вопрос задал я: «Какая конечная цель в традиции учения Бон?»

Лама улыбнулся и в свою очередь спросил:

– А кто ты, и кто твой учитель?

Я ответил, что практикую Дзогчен, а мой учитель Намкхай Норбу. В то время я еще не знал, что в свое время Н. Норбу получал некоторые практики именно у этого настоятеля. Лама опять улыбнулся и ответил:

– Конечной практикой Бон является Дзогчен, нет более высшего состояния!

Больше вопросов у меня не было».


Дождливым декабрьским вечером 2015 года мне принесли сложную и тяжелую весть. Мы говорили не долго, гости были нервными и растерянными…



На фото слева – Учитель Ян Данилович

Откуда-то издалека веяло тишиной и прохладой, которые в полной мере можно ощутить только в горах. Каждый диалог, разговор или событие вызывает в нас ассоциацию.

Главное словить ощущение, услышать звук или запах – симметрия накопительной памяти.

Читать эти строки будет достаточно сложно. Между строк – отголоски событий последних трёх лет. Событий, которые подло и несправедливо забрали у нас другого Учителя. У которого так часто проскакивали нотки и звуки, реформированного бонпо.



Учитель Олег Мужчиль (Лесник)

Было столько болезненого и насущного в том, что рассказали мне гости… Многого не скажу – об этом пишут сотнями страниц, а не десятками строк. Когда-нибудь, будет написана книга, в которой я обязательно расскажу, об ощущениях той ночи, когда подло и цинично закапывали тело другого учителя, о том, что я ощущал и понимал при этом…



Темная, огромная, пустая квартира… невозможно реальное присутствие ещё одного человека.

Мы не виделись больше двадцати лет. Мой Учитель стал более отвлеченным человеком.

Мы пошли разными тропками – он, покорив свою вершину, спустился в деревню ЛАЛ-КЕТАБ, я же поменял восприятие Бога, придя к Иисусу.

Техника и познания остались – это память эзотерических мышц. Милосердие и покаяние для меня оказались важнее.



Мне не хватает свечи. Всегда! Я без неё задыхаюсь. Иногда кажется, что прочитав Молитву перед горящей свечой, сможешь сделать больше, серьезнее, сильнее.

Это нельзя скрывать. Сущности очень боятся актуализации, а свет зажженной для молитвы свечи уничтожает их также верно, как солнечный свет ночные кошмары.

Манипулятивный мирок красных кхмеров влетает в ступор при духовной регенерации. Усмехающийся учитель напоминает мне дикого зверя, в год которого я родился. У моего зверя вечная патетика смеха, швыряния фруктами и разноцветных спектаклей.

Духовно в них необходимо играть с улыбкой, не привязываясь! Тогда ты не превращаешься в паяца и, снимая маску отыгранной роли, не теряешь себя самого.

Все прогнозируемо – если есть генетический толчок, то обязательно будут кармические последствия. И горе тому, кто родился с мыслью о своей первозданности – он просто не осознает того, что рожден в крайнем левом углу координатной оси с двумя невеселыми минусами. Но благоденствие будет даровано тому, кто сумеет это осознать.

Молитва. Пост. Аскеза.



Он читал другого Учителя. Бабушка цыганка была права, у него не было шансов. Он не одолел саде-сати.

Это потом, из рассказов его учеников, уловил несколько слов, которые так часто повторял мой Учитель. Он так не любит этого признавать, часто ругается, обрывает меня на полуслове.

Пусть сердится. Для меня совершенно другое невероятно ценно – он научил меня присматриваться, заглядывая внутрь себя, погружаться в тот мир, который даёт подсказки в сложнейших ситуациях.

Жить без кожи, чувствуя при этом боль и беду невозможно без свечи и молитвы… Только благодаря им… Только благодаря Бога за этот дар-испытание…

И неважно как называет Его мой Учитель. Истинно – как он к этому относится.

Самое важное – подать руку упавшему. Только упавший, по ЗАРАТУСТРЕ, обязан быть осознанным, а не умирать от страха за свою проигранную шкуру.



Начинали мы с Учителем с удивительно интересной истории о том, как Шива и Арджуна, два родных брата столкнулись в смертельной битве…

А́рджуна (санскр. अर्जुन, arjuna IAST, «белый/светлый, серебряный») — герой древнеиндийского эпоса «Махабхарата». Также иногда называется «Дхананджая», «Гудакеша», «Пхальгуна» и др. На знамени Арджуны — Хануман.

1968 год. Мой дикий и такой неудобный зверь. Неудобный для тех, кто так мечтает загнать его в яму с решетками…

Ханума́н (санскр. हनुमान्, Hanumān IAST, «имеющий (разбитую) челюсть») — чтимое в индуизме обезьяноподобное божество, сын бога ветра Ваю и апсары Пунджисталы. Один из главных героев «Рамаяны», предводитель одного из войск ванаров, также друг Рамы и Ситы. В шиваизме считается одной из аватар Шивы…

Так что серчай на меня, Учитель, или не серчай, но помню, знаю и всегда остаюсь благодарным. Каждого учителя в моей жизни благодарю. Тебя – особенно (духовно).

Авторська програма Олега Володарського «Сповідь». Гість програми – Ян Данилович

comments powered by Disqus